Усиление революционного движения

В страхе перед опасностью усиления революционного движения в княжествах русский царизм пошел на сбли­жение даже со своим исконным конкурентом на Дунае — Австрией. Русские и австрийские дипломаты обменива­лись сведениями о положении в княжествах, предприни­мали коллективные демарши перед молдавским и валаш­ским правительствами.
Раздраженный непрестанными надоедливыми нота­циями иностранных консулов, Александр Куза решил обратиться через их голову к Порте и послам держав в Константинополе. 12 декабря он послал К. Негри ноту, в которой с миной безвинно оскорбленного протестовал против недоверия, проявленного консулами к действиям молдо-валашскйх властей, еще раз подтверждал, что ни­чего общего с привозом сардинского оружия он не имеет и думает лишь о внутреннем спокойствии страны. Вместе с тем Александр Куза решил использовать этот инцидент, чтобы вновь поднять вопрос об административном объе­динении княжеств. Негри должен был объяснить возрас­тающие внутренние трудности отсутствием централиза­ции власти в стране и снова поставить вопрос о реформе администрации.
Однако в Константинополе не намеревались решать* эту проблему. Там проявляли беспокойство о судьбе сар­динского оружия и по-прежнему опасались, как бы оно не попало в руки венгерских революционных эмигрантов. Порта, поддержанная Прокешом и Булвером, предло­жила остальным послам направить Кузе коллективную но­ту с требованием отправки оружия в столицу Оттоман­ской империи. Это было грубым нарушением автономии княжеств. Поэтому Лаваллет и Гольц не поддержали требование Порты.



Рубрика: Женский интерес

31.12.2016