Социалистическая рево­люция

После Великой Октябрьской социалистической рево­люции антирусская направленность румынской буржуаз­ной историографии дополнилась животным страхом и не­навистью к первому в мире государству рабочих и кре­стьян. Об объективном исследовании русско-румынских отношений уже не могло быть и речи.
Не избежал поворота в освещении русско-румынских отношений и Н. Иорга. В изданной в 1927 году моногра­фии о. войне Румынии за независимость Н. Иорга вновь говорит о «лицемерно великодушном» отношении России к объединению Молдавии и Валахии в 1856—1859 годах. Румынский историк утверждал, что Александр Куза, «зная, что ему готовят петербургские дипломаты», нахо­дился только «в видимо хороших отношениях с Россией». Заметим, что, несмотря на серьезные недостатки моно­графии, из нее, при условии критического подхода, можно извлечь некоторые новые сведения, характеризующие внешнюю политику румынского правительства и положе­ние на Балканах в 50—60-х годах XIX века.
Определенный «вклад» в фальсификацию русоко-ру — мынских отношений внес румынский реакционный дип­ломат и историк Р. В. Босси. В объемистых вводных статьях к каждому из опубликованных им четырех сбор­ников документов и в ряде других работ он приложил немало усилий, чтобы исказить позицию России в отноше­нии объединения Молдавии и Валахии. Так, например, Босси безоговорочно утверждал, что — в отличие от Франции — Россия враждебно относилась к объедине­нию Молдавии и Валахии, поскольку она опасалась, что новое Румынское государство может помешать ее связи с балканскими славянами. Лишь после того, как Россия убедилась в невозможности остановить процесс объеди­нения, она, рассчитывая усилить дружеские связи с На­полеоном III и увеличить свое влияние в княжествах и на Балканах, стала поддерживать дружественную румынам позицию Франции.



Рубрика: Женский интерес

29.12.2016