Рынок научных книг

В функции рынков научных книг на смену литературным и научным обществам приходили школы, институты для рабочих, публичные библиотеки, локальные кружки и клубы. Издатели, журналисты, популяризаторы разных идей все более осваивались в новых возможностях. Лозунг самосовершенствования через самообразование, который популяризировал Самюель Смайлз и его сторонники, способствовал созданию атмосферы, благоприятной для обсуждения новых идей. К концу 1860-х гг. в разгар споров о дарвинизме, издатели почувствовали уже под ногами почву для строительства предприятий на дебатах вокруг концепции научного натурализма. К 1870-м гг. новую гегемонию в европейской науке начала выстраивать вера в существование в природе глубинных принципов униформизма. На протяжении двух следующих десятилетий эта гегемония значительно окрепла и в генерализированной форме была представлена в приверженности к принципам «эволюции», относительно которых предполагалось, что они проявляют свою силу на всех уровнях через взаимодействия человека, природы и общества».
Маклеод считает, что в становлении этой новой веры и соответствующей ей гегемонии актуализма и униформизма активную роль играла именно публикация: «Вретроспективном плане научная публикация, особенно интернациональная научная публикация, была решающим фактором в установлении этой гегемонии и в опосредовании ее связей с образованной читательской аудиторией. В более конкретных, хотя и в более прозаических терминах это означает, что издатели обнаружили в науке надежный товар, потребительская стоимость которого усиливалась привлекательностью «светской» современности. С ростом нового знания «специализация» представлялась неизбежной и бесконечно воспроизводимой.



Рубрика: Женский интерес

28.08.2016