Президенты Королевского общества

Верен этот отчет или нет, не в этом здесь главное. Важно то, что наиболее звонкий голос математиков-практиков, каким был Грегори, выражая свою оценку делам Королевского общества под руководством Бэнкса, высказывал общее мнение. Накопившаяся почти за полстолетия горечь в отношениях между математиками-практиками и режимом Бэнкса была сформулирована и просматривалась в замечании Грегори: «Президенты Королевского общества, которые заботились об его интересах, являлись людьми, приобщенными и преданными к одной из ветвей науки, а не угнетателями других ветвей человеческого познания, мужами, свободными от любви к политическим интригам, свободными и от их обычных помощников — любителей властвовать… Если познания в чистой математике уменьшились за последние сорок лет, то этого нельзя не приписать сэру Джозефу Бэнксу».
Последним вкладчиком в движение за реформы 1820-х гг., о котором мы упомянем в анализе ситуации президентства Дэви, была группа интеллектуалов в Кембриджском университете. В начале XIX в. в Кембридже объявилась группа выдающихся математиков и естественных философов. В этой галактике «звезд» были Чарлз Бэббидж, Джон Гершель, Джордж Пикок, Уильям Уивелл, Адам Сед — жвик и Джордж Эйри, и все они оказывали огромное влияние на развитие британской науки почти половину столетия. Они были изобретательны во множестве институциональных инноваций и реформ. Их коллективные вклады в исследования, особенно в математику, астрономию, естественную философию и геологию весьма значительны. Более того, члены Кембриджской Сети вместе с некоторым числом внешних, вовлеченных в их кружок, сыграли важную роль в переопределении значения в 1820—1830-е гг. самого слова «наука».



Рубрика: Женский интерес