Поддержка русского кабинета

Впрочем, и правительство Наполеона III, которое вы­ставляло себя поборником «принципа национальностей», не решилось в одиночестве выступить в защиту двойного избрания А. Кузы. Оно прежде всего попыталось зару­читься поддержкой русского кабинета, с которым в 1857—1858 годах вело согласованную политику на Ближ­нем Востоке и в Дунайских княжествах. Наполеон III и Валевский начали в Париже длительные консультации с русским послом Киселевым, а французскому поверенно­му в делах в Петербурге Шаторенару было поручено склонить Горчакова к признанию результатов выборов.
Горчаков объявил Шаторенару, что Россия не будет возражать против двойного избрания Кузы. Но поскольку признание этого совершившегося факта было бы нару­шением условий Парижского трактата 1856 года и Кон­венции 7/19 августа 1858 года, следовало бы предвари­тельно созвать конференцию держав для пересмотра этих международных соглашений. Он отказался проявить в этом вопросе «какую-либо инициативу» и отклонил пред­ложение французского поверенного о совместном воздей­ствии на Порту, мотивируя свой отказ тем, что без под­держки остальных держав этот шаг обречен на провал. Русский министр иностранных дел предложил француз­ским дипломатам подождать, пока прояснится позиция прочих держав по румынскому вопросу.
Несмотря на столь малообнадеживающий ответ, Ша — торенар вынес из беседы с Горчаковым убеждение, что первая реакция русского министра иностранных дел на объединение Дунайских княжеств является благоприят­ной. И он не ошибся.



Рубрика: Женский интерес

29.12.2016