Новые подозрения шаха

Зиновьев отказался давать письменное заверение, о котором говорил Томсон, и это вызвало новые подозрения шаха и его министра, а также основания для новых инсинуаций англий­ского посла. Английский посол стал убеждать Мирзу Хусейн­хана в том, что русские пытаются расторгнуть прежние согла­шения и ликвидировать гарантии границ по Атреку.
Горчаков, которому Зиновьев сообщил о происках англий­ского посла, одобрил его отказ дать письменное заверение, ко­торого от него требовали. «Ясно,— писал он,— что лондонский кабинет пытается вдохновить страстное желание Персии и воз­будить ее претенциозное право на туркменскую степь с тем, чтобы, расширив ее границы, вклинить персидскую территорию между Россией и Мерном». Горчаков отмечал, что русское пра­вительство могло бы дать шаху лишь общие заверения «благо­желательности», с которой император будет оценивать «потреб­ности, пожелания и интересы Персии», когда придет час опре­делять на месте границы обеих стран.
Таким образом, вопрос о продовольственных поставках рус­ской армии с персидской территории выходил за рамки обычной коммерческой сделки и в руках английской дипломатии превра­щался в важное средство ухудшения русско-персидских отно­шений. Правда, персидский министр был очень осторожен и не хотел окончательно рвать с Россией. Он представил дело таким образом, будто Мирза Ханлярхан едет осуществлять фирман шаха о предоставлении продовольствия русским войскам с пер­сидской территории. Все было настолько искусно обставлено, что Зиновьев, прекрасно знавший правы персидских государст­венных деятелей, поверил в эту уловку и сообщил Лазареву, что персидский чиновник Мирза Ханлярхан направлен в Буд- жнурд и Кучан для обеспечения продовольственных поставок русским войскам.



Рубрика: Женский интерес