fallback-image

Невмешательство Рос­сии

Дизраэли, желая получить гарантию невмешательства Рос­сии, обратился с личным письмом к Горчакову, находившемуся в это время в Баден-Бадене. Дизраэли писал, что не забыл свое­го обещания, данного во время Берлинского конгресса, и но воз­вращении в Лондон принял меры как в общественной сфере, так и в личных связях для того, чтобы ликвидировать взаимное подозрение между двумя государствами. «Дела в Афганистане, однако, доставляют мне много затруднений и, хотя я, не колеб­лясь, дал нм правильную интерпретацию и расценил их как со­вершенно законный акт с вашей стороны, как бы счастливо ни закончилось дело, я все же чувствую, что если бы случилась война между нашими странами будет очень трудно восстановить идентичное положение дел и чувств, которое ваше превосходи тельство несколько лет назад чрезвычайно помогли устано­вить». Дизраэли отмечал, что он не изменил своего мнения от­носительно англо-русских отношений и не собирается менять его, если русское правительство не станет относиться к ним безразлично. Он ставил вопрос так: за наше хорошее отноше­ние вы отказываетесь от Афганистана. И Горчаков решил сог­ласиться. Он отвечал Дизраэли: «Мой дорогой лорд Биконсфилд, этим утром я получил ваше конфиденциальное письмо от 11 сен­тября. Я полностью продолжаю пребывать в убеждении, что каждый шаг, который направлен к тому, чтобы закончить не — умное соперничество между двумя великими государствами, укрепляет мир, который является вашим обоюдным желанием. С нашей стороны не предполагается продолжение военных де­монстраций в направлении Афганистана. Мы не стремимся там добиться какого-либо особого влияния, а добиваемся лишь хо­роших отношений, которые ни в коей мере не должны возбуж­дать каких-либо опасений Англии. Я подтверждаю желания, которыми мы обменялись в Берлине, и упорно продолжаю пре­бывать в надежде, что они достигнут практического заверше­ния с помощью возвышенного разума».
Обещания Горчакова было достаточно для Дизраэли, теперь он мог смело расправляться с эмиром, не опасаясь вмешатель­ства России. Кроме того, у Дизраэли имелось мощное матери­альное средство воздействия на Россию. Решения, принятые на Берлинском конгрессе, во многом удовлетворяли требования России, однако их осуществление зависело от Англии. От ее доб­рой воли зависело поведение турецкого султана и Австрии, и, разумеется, путем различных проволочек Англия имела возмож­ность препятствовать осуществлению решений Берлинского конгресса.



Рубрика: Женский интерес

lyubovb

Related Posts

fallback-image

Зачистка местности

Весенние цветы

Весенние цветы

Техника омоложения растений

Техника омоложения растений

fallback-image

И на камнях растет унаби