Листаж журналов

Вместе с тем, те жесткие ограничения по листажу журналов и, соответственно, представляемых авторами для публикации рукописей, которые сегодня привычно ассоциируются и у редакторов и у потенциальных авторов с представлениями о статье как форме первичной научной литературы, явно не были на начальном этапе осознаны, как элементарный акт научного глоттогенеза предустановленной длительности, как некий принцип и способ наращивания научных текстов, связанный с формой представления материала в научной публикации. Авторы сборника в основном ограничиваются констатациями относительного безразличия журналов к объему публикуемых материалов. Катцен, например, приводя довольно стройную сводную таблицу истории «Философских записок» за 1665—1750 гг., тут же спешит оговориться: «Эти общие цифры часто скрывают резкие отклонения от модели публикации и по частоте и по объему. Так, к примеру, том 15 (1685 г.) содержал 12 выпусков, тогда как следующие тома 16 (1686) и 17 (1687 г.) содержали по 6 выпусков. Том 18 (1691—1693 гг.) включал только один выпуск 1692 г. В томе 28 (1713 г.) вообще 1 выпуск. Таковы же отклонения и по листажу — 250 стр. в томе 31 (1720 г.), а в томе 32 (1721 г.) — 469 стр..
Это относительное безразличие к объему публикуемых материалов, хотя оно и не выявляется авторами сборника как самостоятельная серьезная проблема научной коммуникации, упорядоченности научного глоттогенеза, кумулятивного наращивания научных текстов, связанная с оперативным оповещением о новом, явочным и полуосознанным порядком входит в интегрирующую структуру сборника по рыночным, человекоразмерным и дидактическим составляющим, как проблема «серии» в научной публикации, которая в разных разворотах образует эпицентр «серединной» проблематики сборника.



Рубрика: Женский интерес

26.08.2016