Гримасы тоталитарной системы

Были не просто гримасы тоталитарной системы, а нечто боль­шее. Целенаправленно нарушался выработанный десятилетиями между­народной практики стереотип деятельности ученого, сущность его образа жизни и мыслительной деятельности, в которых, помимо знания научной литературы в своей области, чрезвычайное значение, с точки зрения профессионального роста, имеют прямые контакты со своими иностран­ными коллегами. В этот период единственным формально доступным механизмом общений такого рода было участие в научных семинарах и дискуссиях. И, несмотря на даваемые учеными клятвенные обязательства КГБ письменного характера не раскрывать своего участия в закрытой сфере научной деятельности и сообщать о характере работы представляемых нами институтов, достаточно было встретиться и побесе­довать с нашими зарубежными коллегами, чтобы удивительное чувство профессиональной общности икомпетентносги сразу же возобладало над всеми этими условностями. Я глубоко убежден, зная многих моих коллег, связавших свою жизнь с этими секретами, что ни один из них не сказал яипшего слова, но все они быстро находили общий язык, беседуя на профессиональные темы. Должен также убежденно констатировать, что Многие наши зарубежные коллеги, имевшие прямое отношение к этим же °мным секретным программам в своих странах, также умели держать ык за зубами».
Помнится одна встреча с ведущими французскими радиологами в
Париже, когда увидев ихзагоревшиеи обветренные лица, явно не европей­ского генеза, я в шутку сказал, что такой загар может быть только на Тихом океане. Ответом была вежливая улыбка и, как мне показалось, молчаливое согласие. На подобного рода конференции и семинары очень часто и предпочтительно приезжали другие лица, в большинстве своем некомпетентные, но «выездные». Я неоднократно был свидетелем таких встреч, когда после одного-двух сугубо профессиональных вопросов, зарубежные собеседники, убедившиеся в уровне подготовки такого «пра­вильного товарища», теряли к нему всякий интерес. Если в личном плане это было не столь уж существенно, то, согласитесь, что после ряда таких бесед у наших коллег поневоле могло сформироваться представление об общем интеллектуальном потенциале отечественных специалистов-ра — диологов. Этот феномен, к сожалению, особенно стал заметен в результате встреч зарубежных специалистов с некоторыми нашими учеными после чернобыльской трагедии. Но об этом позже.



Рубрика: Женский интерес