Дружеские отношения

Лишь эти два письма могли дать повод к различным толко­ваниям и расцениваться как имеющие определенное назначе­ние, во всех же остальных Кауфман не выходил за рамки обыч­ного обмена любезностями и информацией. Больше того, он подчеркивал существование дружеских отношений между Рос — спей и Англией и заверял эмира в расположении к нему бри­танского правительства.
Шир Али Хан пересылал все письма, Кауфмана (через бри­танскою агента в Кабуле) английским властям в Симлу (вооб­ще он сначала давал читать их английскому агенту, а затем уже читал сам).
Весьма интересно, что до 187(5 г., пока агрессивная политика британского правительства только подготавливалась, переписка между Кауфманом и эмиром не вызывала тревоги англичан и лишь после того, как Литтон прибыл с определенным заданием превратить Афганистан в вассальное государство или учинить ему поенный разгром, она стала предметом представлений бри­танского правительства. Правда, поручая лорду Лофтусу сде­лать официальное представление, осуждающее эту переписку, и получить, если возможно, от русского правительства пись­менный отказ вести переговоры с Шир Али Ханом без согласия британского правительства, герцог Дерби признавал, что письма Кауфмана сами по себе не содержат никакого заявления, против которого можно было бы выдвинуть четкое возражение. Тем не менее, лорд Лофтус сделал представление русскому прави­тельству, отмечая недопустимость сношений Кауфмана с эми­ром и выражая надежду, что российское правительство направит тенералу Кауфману инструкции о прекращении переписки, ко­торая якобы нарушает соглашение 1872/1873 гг.. Что касается соглашения, то первые же шаги Литтона в Индии полностью нарушали обязательства, взятые на себя англичанами но этому соглашению: считать Афганистан нейтральной независимой зоной. Письма же Кауфмана не нарушали его, и тот факт, что в течение шести лет английские представители, зная о них, не делали их предметом представлений, лучше всего подтверждает это. Очевидно, в данном случае английское правительство доби­валось определенной цели — получить от русского правитель­ства письменное обещание прекратить в будущем вообще вся­кую переписку с Шир Али Ханом. Это, с одной стороны, дало бы возможность британским властям в Индии показать эмиру, что ему не на кого рассчитывать, а во вторых, такое письмен­ное заверение стало бы документом, который в будущем мог служить для британских дипломатов основанием для их претен­зий решать судьбу Афганистана по собственному усмотрению.



Рубрика: Женский интерес