Активная помощь

Литтон находил момент самым подходящим для начала войны против Афганистана. «Никогда не было времени столь благо­приятного как нынешнее для оказания давления на Его Высо­чество»,— писал он. Во-первых, заключение мира в Европе освобождало руки Англии и разрушало надежды эмира на ос­ложнение англо-русских отношений или на активную помощь ему лично со стороны России; во-вторых, Литтон утверждал, что за прошедший год британские агенты настолько обработали пограничные племена, что они, конечно, не откликнуться на призывы кабульского правителя о помощи и не будут участ­вовать в религиозной войне; в-третьих, он был уверен, что смертоносный огонь английских ружей, заряжающихся с казен­ной части, испытанный на племенах джовакиев и в экспедициях против других племен, произвел соответствующий эффект на афганцев и афганские воины не станут подвергать себя опас­ности; в-четвертых, Литтон считал, что эмир хорошо знает стратегическое положение Кветты и не строит иллюзий отно­сительно положения там англичан, которые с этих позиций мог­ли в любой момент захватить Кандагар.
Предполагалось, что миссию в Кабул возглавит генерал Чем­берлен. Он хорошо знал страну, был близко знаком с отцом Шир Али Хана и многими влиятельными лицами кабульского двора. Когда-то Чемберлен слыл сторонником старой «оборони­тельной» политики и, по мнению Литтона, его участие, как гла­вы миссии, предупредило бы выступления Лоуренса и других сторонников этой политики, а также заставило бы замолчать тех членов Индийского департамента и либеральной партии, ко­торые выступали против чрезмерно активных действий Литто­на.



Рубрика: Женский интерес

30.08.2016